bantaputu: (Default)
В сознании многих моих интернет-собеседников слова "монополия" и "капитализм" закреплены рядом и следуют друг за другом, как нитка за иголкой. Видимо, это следствие воздействия советской пропаганды, постоянно повторявшей эти слова вместе, говорившей о "монополистической стадии капитализма", о "всесильных капиталистических монополиях", и т. д.

Подобная смычка не кажется мне способствующей мышлению. Если уж привязывать слово "монополия" к наименованию общественной формации, то это должен быть феодализм, который весь, включая городское право, сплошь или почти сплошь состоял из дарованных либо наследуемых монополий. Капитализм же по самой сути лежащих в его основе договорных отношений склонен к разрушению монополий.

Но лучше всего, как я полагаю, вообще не создавать в своём сознании подобные "связки" понятий, в том числе в данном случае. Идея монополии как таковой универсальна и, видимо, сопутствует человеческому обществу всю его историю (а в определённом смысле сопутствует и многим сообществам животных - вспомните монополию на размножение, присущую доминантным самцам и самкам у различных стайных и стадных видов). Идея доминирования и потребности в доминировании естественным образом порождает стремление располагать монополией на средства обеспечения доминирования. Задача обеспечения безопасности рождает страсть к монополии на насилие. Данные потребности никак не связаны с какой-либо определённой общественной формацией. (Вопрос о справедливости чёткого разделения формаций, который вполне может быть поставлен сам по себе, я сейчас не затрагиваю).

Я беру на себя смелость утверждать, что в капиталистических отношениях, то есть в отношениях по поводу производства благ, предназначенных для обмена, если такие отношения построены на купле-продаже товаров, включая рабочую силу, нет никаких факторов, присущих специфически капитализму, которые толкали бы ситуацию к формированию монополий. Напротив, свобода договорных отношений, практикуемая капитализмом и идеологически защищаемая либерализмом, создаёт условия для размывания и гибели монополий.

Распростренению монополий при капитализме мы обязаны, по всей видимости, особенностям массового производства, в первую очередь объективному снижению издержек при укрупнении предприятий. Но данные особенности будут присущи любому строю, при котором производство имеет общественный характер. Советскому строю тоже. И если капитализм, как я заметил выше, имеет встроенный механизм для размывания монополий, работающий, в первую очередь, при смене технологии, то социализм подобного механизма не имеет.
bantaputu: (Default)
К посту, в котором проводилась аналогия между одомашниванием животных и социализмом, поступил анонимный комментарий, который я цитирую почти полностью:

При одомашнивании внутривидовая конкуренция не исчезает, а даже наоборот обостряется, просто принимает другие формы. Особи конкурируют за большую полезность человеку, с тем, чтобы человек больше заботился об их размножении. Доказательством обострения конкуренции является высокая скорость изменения одомашненных видов, гораздо большая, чем у тех же видов в дикой природе. Посмотрите, во что превратились собаки, потомки волков, а собственно волки за это же время мало изменились. Только у домашних животных бывает такая крайняя форма конкуренции, когда спермой одного быка оплодотворяют многие тысячи коров, а тысячи других быков идут под нож, не производя потомства. Где в дикой природе возможна такая жестокая конкуренция? Даже самый могучий дикий бык не может забодать столько конкурентов и покрыть такое множество коров. А домашний - может, руками человека.

Я нахожу данное утверждение справедливым. Действительно, одомашнивание (при полном контроле человека над размножением одомашненных животных) характеризуется острой конкуренцией между животными "перед лицом человека". И отбор происходит более тщательный и жёсткий - вплоть до прямого вмешательства в геном организмов, не говоря уже о скрещивании. То есть, при одомашнивании конкуренция как таковая из жизни животных не исчезает.

Поэтому моё утверждение о резком снижении внутривидовой конкуренции при одомашнивании следует уточнить и переработать. При одомашнивании происходит замена (тем более полная, чем более полным является одомашнивание) собственной внутривидовой конкуренции конкуренцией "перед вышестоящей организацией". При этом отдельные одомашненные особи могут не только не вступать в привычную им по вольной жизни борьбу между собой, но даже не встречаться друг с другом и не знать о существовании друг друга. Для искусственного отбора достаточно, что все необходимые сведения есть у "начальства".

Применительно к сравнению одомашнивания с построением социализма данный взгляд полностью стыкуется с высказанным мною несколько ранее утверждением, гласящим, что социализм приводит к уничтожению горизонтальных связей в обществе и замене их вертикальными. Горизонтальные связи исчезают и при одомашнивании, и при социализме; вместе с ними исчезает и привычная вольным животным и людям прямая конкуренция друг с другом. Организующую роль берут на себя связи вертикальные, в которых конкуренция между особями опосредована волей и интересами руководства.

Засим я благодарю высказавшего свою точку зрения анонима за весьма полезное замечание, которое, как мне кажется, позволило мне существенно уточнить свою точку зрения на предмет.
bantaputu: (Default)
С некоторой точки зрения земельная и природная ренты это контрибуция. Не дань, поскольку поддержание своего права на ренту требует постоянных военных усилий. В принципе, к условиям выплаты дани это тоже относится, посему дань по существу тоже контрибуция. Но не рента - тут есть существенное отличие, о котором ниже.

А налоги? :)

С юридической точки зрения рентные отношения лучше всего были оформлены у спартанцев, ежегодно объявлявших войну илотам.

Естественный вопрос, который возникает после признания ренты контрибуцией: создаёт ли ратный труд стоимость? Обычный грабёж, очевидно, только перераспределяет блага (даже не стоимость). Дань, то есть грабёж институционализированный, перераспределяет стоимость. Применительно же к рентам, полагаю, стоимость создаётся.

Почему?

Для понимания достаточно обезличить противников обладателей ренты, приравняв их к природным явлениям. Создатели продукта, в стоимость которого входит природная и/или земельная рента, своим трудом преодолевают естественные трудности - морозы, засухи, болота, гнус, врагов, предрассудки и т. п. Преодоление естественных препятствий при производстве продуктов, предназначенных для обмена, есть создающий стоимость труд. Ратный труд часть его - вуаля.

Армия как производительная сила общества, да.
bantaputu: (Default)
Известную в определённых кругах теорию, согласно которой СССР и социалистические страны вообще есть (были) криптоколонии Запада (Британии), я нахожу слабо проработанной. Даже подходящие к задаче факты, не опирающиеся на теорию взаимоотношений, выглядят малоубедительно.

Но вот, внезапно, теоретики криптоколониализма получили поддержку, откуда не ожидали. Не ожидал, подозреваю, такого эффекта и сам источник поддержки - "левый" блоггер Майсурян.

Который написал:
http://maysuryan.livejournal.com/545710.html#t7827630
что переход к социализму обозначается, помимо прочего, говоря языком биологии, резким снижением внутривидовой конкуренции.

Данное утверждение вполне логично. Действительно, чем больше практическая зарегулированность жизни (чем больше социализма), тем меньше оснований и возможностей для конкуренции между людьми. На практике полный пиздец социализм, к счастью, никогда не наступает (хотя за Камбоджу не поручусь), однако общая тенденция именно такова, как указал Майсурян.

В живой природе резкое снижение конкуренции тоже случается. А именно, когда происходит одомашнивание вида диких животных человеком. И вместо негуманных бычьих схваток возникает пасторальное искусственное осеменение, например.

Переход от жизни на воле к стойловому содержанию резко снижает внутривидовую конкуренцию. Перед мясокомбинатом все равны.

Одомашненные животные интересны для нашей беседы тем, что вместе с внутривидовой конкуренцией они утрачивают и видовую субъектность, превращаясь в технологический придаток к хозяйственной деятельности другого вида. То есть, они переходят на иной уровень внутривидовой организации; уровень, который, при желании, можно даже назвать более высоким. Однако суть события в том, что эта новая организация чужая.

И вот в этом месте, как мне кажется, может появиться мысль, что в криптоколониальной теории социализма есть зерно истины.
bantaputu: (Default)
Свобода это возможность совершать неоптимальные поступки. "Возможность" в обществе означает наличие права и ресурсов.

Возможность маяться дурью? В том числе. Но всё было бы легко, если бы всё дело было бы только в этом.

А в чём ещё? )
bantaputu: (Default)
"...пролетариат представляет и осуществляет более высокий тип общественной организации труда по сравнению с капитализмом".
В. И. Ленин. "Великий почин". ПСС, т. 39, стр. 13.

 
 
Обосновывая мысль, вынесенную в эпиграф, Ленин привёл ряд примеров трудового энтузиазма рабочих, основанного, если верить Ленину, на росте их пролетарской сознательности и связанного с этим энтузиазмом увеличении производительности труда. Ленин, конечно, несколько передёрнул: производительность труда от одного голого энтузиазма вырасти не может. Вырасти может интенсивность труда (и, как следствие, "дневной выход" готовой продукции). Для роста производительности нужно ещё голову приложить. Но меня сейчас интересует не это, а то, что фактор энтузиазма, как и фактор морального духа акторов в целом, есть фактор субъективный.

Читать дальше. )
bantaputu: (El juez Garzón)
Читаю текст, опубликованный в советском издании в 1925 году. В тексте есть часть фразы: "проводить принципы правильно построенного народно-хозяйственного плана".

Кто автор текста? Точно угадать, если не знаешь, невозможно; выражение самое банальное. Хотя бы примерно направление - из какой конторы?

А вот и нет.

А вот и да.

:)

По сусчеству прочитаного: старую Россию погубили не социалисты, не интеллигенты, не жиды и даже не иностранные разведки, а... скверные железные дороги.

Ну, и вторая беда, конечно, тоже.
bantaputu: (El juez Garzón)
Наткнулся я во френд-ленте на прелестную прелесть, у которой - увы и ах! - нет кнопки перепоста. Посему просто ссылка, для грубости момента неоформленная:

http://al-ven.livejournal.com/564466.html#t2001138

Некий Жижек (видимо, "левый") рассуждает о том, что злоковарные капиталисты берут на вооружение приёмчики "левых" и тем самым уводят массы в свой стан. И что это очень нехорошо. И что теперь нужно переосмыслить, что такое быть "левым".

Трамп свет Дональд Жижека беспокоит, надо же. А я вот, помню, читал одну речь, отчёт о годовой работе, неактуального теперь Обамы; так было, знаете, впечатление, что социалисты захватили Вашингтон, округ Колумбия, и вакханалят отвязно. При этом ни на грамм не отменяя финкапа и всё прочее. Да, капиталисты многому научились. В отличие от.

Особенно мило в сабже то местечко, где оный Жижек сожалеет о том, что подлые буржуазы много сделали для трудящихся (речь конкретно о Польше). Хрен с ними, с трудящимися, что им лучше стало. Главное: куда, скажите, теперь податься комми? Капиталисты теперь могут в социализм, не разрушая капитализм, а "левым" на пенсию, да? Так за революционность пенсии не начисляют, вот беда.

Я скажу вам, други, что такое быть современным "левым". Это означает быть нахрен никому не нужным бесполезным политическим неудачником, вооружённым представлениями о мире столетней давности и пытающимся продать массам не просто устаревший - давно сгнивший товар, и притом глубоко презирающим эти самые массы, мечтающим о том, чтобы массам стало очень-очень плохо, чтобы они вспомнили, наконец, о затхлой секте "левых" и призвали её всё спасти.

Можно и короче. Умные сейчас в капиталистах. В принципе, это всё, что нужно знать о "старом споре" применительно к тренду сезона.

____________

Update: кнопка перепоста в сабже на своём месте, оказывается. Это апфелевский айпэд её не видел, почему-то. В двух разных браузерах. А расово верный виндовс, вот, не кочевряжится.

Каких только загогулин не бывает на свете!
bantaputu: (El juez Garzón)
Опубликованные откровения ряда бывших советских руководителей "среднего звена" хорошо демонстрируют, что в определёное время в рамках партийно-хозяйственных элит созрело мощное лобби, ориентированное на смену социального сроя и, в конечном итоге, осуществившее такую смену. Данное лобби пришло к уверенности, что наличная модель нежизнеспособна и относительно мирно сменила модель на иную.

Так вот, способность осознать собственные недостатки и радикально измениться, трансформироваться - признак сильной, эффективной организации, признак здорового начала.

Внезапно, да. :)

Кстати замечу, что нынешние российские элиты, являющиеся прямыми преемниками и наследниками элит советских, в этом отношении тоже небезнадёжны и способны довольно аккуратно, без сломов и катаклизмов, разворачивать систему "по ветру", находя более или менее адекватные моменту формы организации экономической деятельности, не упуская при этом из виду созидание. То, что при этом российские элиты делают не совсем то, что выгодно массам - так на то они и правящий класс, чтобы думать о себе. :)

Если рассматривать 1991 год не как катастрофу, каковой он видится "снаружи", а как трансформацию и, скажем так, адекватизацию - каковым он, видимо, был "изнутри", то советскую систему, вырастившую элиту, способное на подобное мероприятие, следует не ругать, а хвалить. Особенно в сравнении с отечественными элитами, оказавшимися неспособными на трансформацию, на приспособление - даже ценой определённых жертв и напряжений внутри самих себя - и, в результате, утратившими власть 100 лет тому назад.
bantaputu: (El juez Garzón)
Поскольку год заканчивается, напишу о том, с чем хочется распрощаться.

О том, с чем хочешь распрощаться, писать подробно, с разъяснениями, лень. Но как начинаешь, выходит много букв. :)

Первое. Хочется забыть о дискуссиях о советской "плановой экономике". В СССР не было плановой экономики. Экономика была, централизованное государственное предпринимательство было. Но называть то, что было в СССР, плановой экономикой, означает оскорблять слово "планирование". Даже на относительно скромный титул "попытка управлять процессами" это не тянет. Доказательства? Вспоминаем выражение "перевыполнение плана", дальше думаем сами. Не буду разжёвывать для взрослых людей, почему, скажем, выкопать 100 лишних метров траншеи это немного не планирование, а идиотизм. А если такое поведение у вас встроено в систему и поощряется ей, то оцените саму систему. Придумайте ей любое название - какое вам больше нравится. Только не используйте в этом названии слова, однокоренные слову "план", пожалуйста. Это будет не просто некорректно. Это будет прямая ложь.

Эстетам могу предложить сравнить карты двух городов - Москвы и Нью-Йорка. Карту Москвы нужно брать из середины девяностых, когда точные карты уже появились в продаже, но город ещё не сильно изменился с советских времён. Берём две карты и считаем: количество тупиков, протяжённость параллельно идущих участков трасс, не соединяющихся друг с другом (разделённых железной дорогой, например), умеющие могут подсчитать средний перепробег при переезде в соседний район города. Считаем количество дворов, не имеющих сквозных проездов, не имеющих второго выезда. Пространство внутри Садового кольца можно исключить, мне не жалко - средневековая планировка всё же. Смотрим, в каком из городов дорожная сеть организована по принципу "сеть", а в каком по принципу "дерево". Помню картинку из советского учебника политической экономии - устройство железнодорожной сети в промышленной (Англия) стране и в стране, ориентированной на вывоз ресурсов (Бразилия); очень наглядно и показательно. Смотрим на всё это и решаем, какой из городов построен по плану, а какой под руководством двух принципов - "мне туда надо" и "решаем только одну проблему, ближайшую". Используем полученные знания при оценке применимости понятия "планирование" к Советскому строю.

Второе. Хочется забыть о разговорах о крахе СССР как о следствии "предательства" или "перерождения", а также "идеологического кризиса". Произошедшее в 1991-93 годах не является ни революцией, ни контрреволюцией. Потому, что правящий класс остался тот же - партийно-хозяйственно-спецслужбистская бюрократия. Внутри класса произошли перестановки; так партийная и спецслужбистская части поменялись местами. Так что 1991 год тянет на внутриэлитный переворот наподобие "цветной революции". Собственно, август 91 года это "цветная" революция и есть. Но мы же не назовём, к примеру, украинские "майданы" революциями или контрреволюциями, верно? Правящий класс может менять способ управления, сообразуясь с обстоятельствами, но строй при этом остаётся тем же.

Что в те годы сменилось в нашей стране и почему? Сменился открыто признаваемый источник экономической воли. До определённого момента советский правящий класс - бюрократия - пыталась ставить перед экономикой задачи самостоятельно. Точнее, она сама считала, что ставит их самостоятельно (и убедила в этом многих, а это неверный взгляд). На самом деле только в один период, при Сталине, задачи ставились вроде бы самостоятельно. На самом же деле сталинская экономика была подчинена одной сверхзадаче - "не дать себя смять". В такой постановке задачи легко проследить определённое стремление к самостоятельности как таковое, однако сам факт её постановки указывает, что первостепенными при мотивации к деятельности являются внешние факторы (модель поведения "бегство от опасности"). Грубо говоря, сталинцам их основную цель навязали те, кого когда-то было принято называть мировыми империалистами. Даже сталинцы не были самостоятельны в выборе цели. Хотя их мотивация выглядела наиболее цельной и непротиворечивой - что, собственно, и делает Сталина весьма привлекательным лидером в глазах многих. Сталинолюбы приписывают цельность и непротиворечивость мотивации фигуре самого Сталина или же Сталину и тому, что они считают социализмом, вместе. Они не учитывают, что "монолит" был сформирован давлением извне. А с внутренней мотивацией у сталинцев было намного хуже. В лучшем случае они могли черпать её у сформированной до 1917 года интеллигенции (культурные задачи, общее просвещение). Но к экономике это имело мало отношения. Советская интеллигенция никогда задач экономике не ставила (за то и ненавидела власть, собственно). После создания СССР собственного ЯО сталинская цельность оказалась более не нужной, избыточной и обременительной для правящего класса, и вскоре была устранена (судя по всему, вместе с самим Сталиным). Далее задачи советской экономике начал формулировать Запад - часто сам про то не зная. В военной области всё определяла гонка с НАТО; определяла настолько, что оружия для войны с реальным, не тем, про которого учат в академиях, противником наподобие афганских моджахедов у Советской Армии не было и, когда припёрло, пришлось навешивать на БМП дополнительные экраны, "колхозить" средства усиления, и проч. В гражданской области советская экономика получала задания по принципу: "У них там вон оно чо; давайте и мы тоже". Подсмотрели через забор и попытались сделать так же. "Догоним и перегоним Америку по производству мяса и молока". Источник мотивации - жизнь там. А в журнале "Крокодил" будем клеймить низкопоклонство перед иностранными модой и музыкой, и басни будем сочинять про "сало русское едят". Всё, чтобы только народ не заметил, что власти полностью поражены тем же самым.

Почему так? Да потому, что правящий класс у нас бюрократия. А бюрократия сама по себе это не цель, а инструмент. Бюрократия по своей сути исполнитель, а не носитель воли. Дайте власть над людьми роботу; он будет прекрасно командовать - возможно, лучше многих людей - но при этом никогда не перестанет искать Хозяина. Ведь без Хозяина у него нет своих желаний. Так и бюрократия - которая, по сути, тоже, своего рода, робот. Она может (более или менее хорошо) исполнять задачи, но не может их выдумывать. Выдумывать задачи может народ, но Советский Союз был страной абсолютного произвола власти, и тема "спросить людей, что они хотят" не рассматривалась советскими руководителями даже в качестве шутки. Тем более, что желания не привыкших к ответственности советских граждан могли бы оказаться весьма экзотическими. В самом лучшем случае советское руководство могло запросить мнение экспертов. Но эксперты это опять не мотивация, а поиск кратчайшего пути к цели - сформулированной кем-то ещё.

Помнится, лет 15 тому назад у нас всё искали "национальную идею". И не нашли. Потому, что не может быть национальной идеи у нации, руководимой исполнителями. Да и самой нации не может быть, собственно. Потому, что нация сама по себе цель, но если бюрократия примет её, то получится, что народ это начальство. А мы все знаем кто у нас альфа-самец и у кого мигалка. Тут интересы нации входят в принципиальное противоречие с интересами правящего класса.

Встречавшиеся мной сведения о настроениях внутри советского руководства, в частности некоторые высказывания Брежнева, свидетельствуют, что к началу 70 годов верхушка советской бюрократии самостоятельно, без чужой помощи пришла примерно к тем же выводам, которые я сейчас излагаю. Они поняли, что своих идей у них нет. Им хотелось абстрактного роста, но роста для чего, они не знали. Соответственно, не знали и как обеспечить рост. По ряду выступлений Брежнева можно умозаключить, что не позднее 1970-1972 годов советское руководство осознало, что зашло в тупик. Время от времени бюрократия начинала задаваться вопросами: "А может быть, хозрасчёт?" "А может быть, ну его, этот хозрасчёт?" "А может быть, бросим трубу на Запад, а остальное купим?" "А может быть, начнём экономить - ведь экономика должна быть экономной?" "А может быть, дело в том, что люди прогуливают работу, и нужно устраивать облавы на улицах и в кино?" Любой сторонний наблюдатель оценит такие меры, с одной стороны, как признак полной уверенности властей в естественности и правильности произвола, а с другой стороны как признак полного отсутствия у руководства хороших идей. Но самое интересное не это. Самое интересное то, что само советское руководство оценивало ситуацию как тупик. Тупик, в первую очередь, идейный, и уже потом экономический. (Экономического краха как такового в СССР могло бы не быть ещё десятилетия; заводы могли производить одно и то же до скончания природных ресурсов). Поэтому, а не от завербованности ряда людей ЦРУ (что само по себе могло иметь место), возникла идея "перестройки". "А давайте попробуем что-то ещё?" Давайте. Что? "А давайте введём госприёмку и так поднимем качество". Качество продукции, производимой зачем? Ну, ввели, и оно заработало; и что? "А давайте разрешим кооперативы". Давайте. Только кооперативы в два счёта заработают миллионы (на советском-то товарном голоде), и начнут переманивать работников с государственных предприятий и перекачивать деньги в нал. И ещё немного, и у вас не будет государственной экономики. "А давайте начнём сворачивать кооперативное движение!" Ну, давайте. "А давайте станем законодателями моды в мировом автомобилестроении!" Хм. Почему не в производстве обуви, например? Кто-то решил, что сделать автомобиль проще, чем ботинки?

Задачи, ставившиеся перед страной, откровенно брались с потолка и не имели ничего общего с её потребностями (за исключением жилищной программы, пожалуй). И это продолжалось несколько десятилетий; фактически с 1949 года. Это плановая экономика, да? :) Это конвульсии. Это дрыгания скопца на женщине.

А потом, наконец, произойдёт то, что рано или поздно должно было произойти. Начнётся дискуссия на тему: "А собственное целеполагание - оно нам вообще надо?" И появятся статьи на тему: "А может быть перевести торговлю внути СЭВ с переводного рубля на СКВ? И цены при этом брать с Запада". Действительно, ведь можно же взять цель снаружи, готовую. Можно не придумывать задачи для экономики самостоятельно, а довериться в этом трудном деле "мировому рынку". Он, рынок, большой, ему видней, сколько тракторов нам делать.

Многие удивляются, откуда в России взялось столь большое число людей, выкормленных Советской властью и оказавшихся её предателями? Почему толпы коммунистов перекрасились в капиталистов? Что случилось? Я вам скажу: а ничего не случилось. Никто никого не предавал и никто никак не перекрашивался. Все эти чубайсы и гайдары, путины и сечины - представители своего класса, и никогда свой класс не предавали (и не предадут, не надейтесь). Они обладают главными способностями советского чиновника - некомпетентностью и готовностью творить произвол. И главной добродетелью бюрократа - стремлением иметь Хозяина. В какой-то момент советские чиновники окончательно поняли и признали, что хозяевами сами себе они быть не хотят и не могут. И они нашли Хозяина. Рынок. "Рынок решит всё". "Невидимая рука рынка всех рассудит и всё расставит по своим местам". Вы думаете, что российские бюрократы-"рыночники" это либералы? Ха-ха. Они не либералы. Они слуги. И Рынок, Великий и Ужасный, не их фетиш и, что важно, сам по себе не их классовый интерес. Бюрократии всё равно, кому служить; хоть рынку, хоть не рынку. Хоть "мировому пролетариату", хоть ещё какой-нибудь абстрактной ерунде; лишь бы кому-то служить. Но только чтобы не своим, потому, что иначе получится, что бюрократия в стране не полновластна. А она должна быть полновластна. Это единственное, в чём она абсолютно уверена и к чему готова идти по трупам сколь угодно далеко.

Так называемый "рыночный" поворот в головах советских бюрократов, властвующих и современной Россией (часто это до сих пор те же самые люди), никак не связан с собственно либеральными, рыночными убеждениями. Такие убеждения противоречили бы идее полновластия бюрократии на контролируемой ею территории. Ни на какой рынок российские власти не молятся и никогда не молились. В РФ рыночной экономики нет и в обозримом будущем не будет. Экономика у нас всё та же, что в СССР - экономика государственного предпринимательства и произвола. Выражение "ориентируемся на рынок" у нашей бюрократии означает "получаем экономические задачи извне". Встраивание страны в мировое разделение труда для путинцев - самоцель, потому, что ставить цели сами они не способны. И им нужны цели, сформулированные иными экономическими субъектами. Но обязательно иностранными, поскольку формулирование целей изнутри будет угрожать всевластию правящего класса.

Здесь кстати возникает тема конспирологии. Россию часто называют "колонией", что явная чепуха, или, например, "криптоколонией" (бессмысленный термин, по-моему). Всё это ерунда. Россия не управляется ни из Лондона, ни из Иерусалима. Россия управляется всё же из Москвы. Управляется как машина, механически. Водитель машины действительно носит фамилию "Путин". Просто эта машина - такси, и едет она туда, куда нужно клиенту. А кто клиент? Тот, кто готов заплатить деньги в данный момент (то есть, тот, кто готов дать задание на экономическую деятельность). США так США, КНР так КНР. Кто готов заплатить, тому и станцуем. Это не унижение и не рабство; это бизнес. Англия, о которой часто говорят, как о "хозяине России", насколько я могу судить, как раз в пролёте; кроме, как укрывательством воров, она ничем интересным в мировой экономике не отмечена. Соответственно, и как заказчик она интересует Москву очень мало. Оттого англичане и бесятся, и исходят ядом скунса; их в Кремле оценивают по их фактической платежеспособности, а не по их гонору, и такая оценка их, несчастных, обескураживает.

Отмечу, что иллюзия работы страны за деньги создаёт пропагандистский эффект, благодаря которому многие относятся к путинизму, как к "государственническому" направлению.

Почему иллюзия? Сама по себе работа за деньги ничем предосудительным не является. Нет ничего дурного в том, чтобы давать мировой экономике то, что мы можем ей дать. Проблема в другом. В полном отсутствии собственных целей. В результате Россия превращается в исполнителя... которому ничего не нужно. Сколько дали, столько и хорошо. Упала нефть в цене вдвое - погоним её на продажу в ещё большем объёме. При этом рубль девальвировался также вдвое; импорт, соответственно, значительно упал. Изменилось всё кроме загрузки трубы. Вопрос: "Зачем продавать на сумму большую, чем нам нужно для оплаты импорта?" в РФ неприличен; он предполагает наличие собственных интересов. А собственных интересов у управляемой бюрократей нации быть не может, ведь тогда получится, что бюрократия подотчётна кому-то из своих подопечных. Поэтому труба будет работать на полную мощность, а неистраченные деньги будут одалживаться иностранным государствам. Что, надо заметить, ничуть не худшее использование ресурсов, чем растрата их на бесконечные танковые армии, не готовые к реальной войне и избыточные для войны "генштабовской", и на поддержку "стран нетрадиционной социалистической ориентации". Хотя цель в обоих случаях одна: работать и работать ради достижения чужих целей. И советская, и российская бюрократии едины в своей практике, состоящей, в сухом остатке, в поиске того, на что бы можно было истратить очередной олимпиард народных денег.

Бюрократия работает не за выгоду для страны, а за постановку ей, бюрократии, задачи. Причём задача при ориентировании на "мировой рынок" всегда ставится извне. Соответственно, и основная выгода от решения задачи оседает извне. Если бы не личная жадность бюрократов, которые сами находятся всё таки внутри, в страну вообще ничего бы не попадало из выручки. (Коррупция спасает народ от нищеты, да; забавно).

"Отказ от социализма" на самом деле являлся отнюдь не сменой общественно-экономической формации, а сменой официально декларируемого источника целеполагания экономического строительства. В 1991 году народу объяснили, что задачи теперь ставит мировой рынок, и что это хорошо и единственно правильно. Остальное, что тогда говорилось - технические детали пропагандистской кампании. На самом деле мировой рынок и мировая политика ставили задачи советской экономике с самого начала её существования, просто до 1991 года считалось правильным не признавать этого.

1991 год помог правящему классу, бюрократии, решить три проблемы:
1. найти постоянный источник цели для государственного предпринимательства;
2. освободить себя от обременительного микроменеджмента, переложив его на "частный бизнес" (фактически на людей, поверивших в химеру предпринимательства при всевластии бюрократии);
3. разрешив "частный бизнес", создать более или менее легальный путь "официального" личного обогащения, который позволял бы не прятать личное достояние.
Как вы понимаете, к подлинному либерализму, основанному на уважении к инициативе личности, и к капитализму как к таковому всё это не имеет ни малейшего отношения.





bantaputu: (El juez Garzón)
Зашёл тут разговор о коррупции. Возникла тема: "при капитализме коррупции много-много, а при Советском строе мало-мало".

Допустим. Не станем выяснять сколько это "в граммах" - "мало" и "много". Положим, что при капитализме, на круг, коррупции в 100500 раз больше, чем в СССР по данным ЦСУ.

Нет проблем. Будем считать, что по этому показателю Советский строй сияет, аки Солнце - лишь с некоторыми досадно-исключительными пятнышками.

Интересное начинается дальше. Дроиды, когда проигрывают, не вырывают конечности. При капитализме коррумпированные государственные и корпоративные чиновники не вступают в коммунистические партии и не стремятся разрушить капитализм, заменив его строем с меньшей предрасположенностью к коррупции. Как-то у них это не принято, что ли. Насколько я знаю. А при социализме коррумпированные товарищи валят строй на корню.

Капитализм может обвешаться коррупцией с головы до ног, и быть вполне довольным собой. А чуть поражённый гнилью Самый Передовой Строй сразу начинает разлагаться весь. И результат мы знаем.

Такие дела.

Мораль: "вес в граммах" это ещё не все показатели эффективности. Потому, что если ты сдох, то вопрос о твоём моральном блеске становится чисто академическим.
bantaputu: (El juez Garzón)
Прослушал лекцию vas_s_al "Основы планирования в СССР", ссылка на которую доступна в его блоге. С планшета мне неудобно вставлять ссылки, извините.

В принципе, всё сказанное, за исключением некоторых фамилий плановиков и их высказываний, я уже знал. Но в целом обзорная лекция такого типа полезна и приятна. Автора могу лишь поблагодарить.

Общее ощущение от предмета лекции могу передать словами: "Кошмар!" и "Никогда больше!" Видимо, прямо противоположное тому, которое хотел произвести vas_s_al. Он, насколько я понимаю, верующий комми.

Картина: "Абсолютно некомпетентные, но при этом обладающие безграничной властью люди, не обращая внимания ни на какие потери среди тех, кто вынужден им подчиняться, идут к фантастической цели, влекомые к ней религиозными догмами" развёртывалась на протяжении двух часов. Все основные элементы картины были мне уже известны, но... Всё равно я был впечатлён.

Отмечу деталь: vas_s_al многократно обращал внимание слушателей на отрицательные последствия применения тех или иных принципов советских плановиков. Добросовестный, как бы. Обращал... Но не на всё. :) К примеру, говоря о внедрённых в рамках условно называемой "сталинской" модели планирования принципах "ножниц цен" и ежегодного снижения себестоимости продукции лектор умолчал о двух концептуально неотменимых особенностях оной модели. А именно, о её гигантском коррупционном потенциале (представитель предприятия решает вопрос с плановиками о ценах на продукцию - можно не разворачивать мысль, полагаю) и о постоянной тенденции снижения качества продукции (вы попробуйте в рамках одного и того же производственного процесса ежегодно (!) снижать себестоимость, а я на вас посмотрю). Далее, отсутствие прямой связи между сбытом и производством vas_s_al обозначил, как гениальное изобретение. Вероятно, авторы шедшей в семидесятые годы на советском телевидении передачи "Больше хороших товаров!", рассказывавшие, в частности, о складах, ломившихся от непроданной, никому не нужной, отвратительной низкокачественной продукции, могли бы с ним поспорить.

В общем, интересно. Можно было бы всё там разобрать, но я уже старый лентяй, а отгулов и гонорара мне за эту работу всё равно не дадут.

Для меня, который пусть ребёнком, но застал позднебрежневскую историю с азотными удобрениями, плановая экономика всегда будет выглядеть чем-то вроде казино, в котором представители правящего класса, пархозноменклатуры, веселятся, а фишками в их игре служат люди и природа. Одни и те же факты я всегда буду толковать иначе, чем краснославные.

Нет, я знаю, есть. Есть, есть. У Советского строя есть одно историческое оправдание. Его имя - Адольф Гитлер. Отправьте гитлеровскую Германию в альтернативную вселенную, и у Советского строя вообще не станет оправданий. Никаких.
bantaputu: (El juez Garzón)
Германский национал-социализм, нацизм, это история про то, как десятки миллионов людей, оказавшись в ситуации, когда им было необходимо сделать выбор, между коммунистической и национальной парадигмами выбрали вторую.
Мы никак не можем сказать, что коммунистическая парадигма была слабым противником. Напротив, она была великолепна. Она имела под собой реальную, легко обнаруживаемую и повсеместно распространенную "физическую" основу. Она располагала превосходным штатом талантливых пропагандистов. Она опиралась на весьма недурную политико-экономическую теорию. Она была даже, в некотором роде, вдохновенна. В сравнении национал-социализм выглядит куда слабее. "Физическая" основа нацизма была малоубедительной. Измерение формы черепов против теории прибавочной стоимости это, прямо скажем, жалкое зрелище. Собственной политико-экономической теории нацизм не имел вообще, пытаясь паразитировать на подходе своего основного оппонента. С талантливыми пропагандистами у нацистов дело обстояло неплохо, но если говорить об общем уровне культуры пропаганды и качестве вдохновляющих материалов, то и здесь нацизм существенно уступал. Сравните "Хорст Вессель" и "Интернационал", например. Первое - симпатичная в музыкальном отношении песня, дающая ощущение единства. Это хороший результат сам по себе. Но второе - грандиозный музыкальный поток, за которым стоит целое мировоззрение. Вещь несравненная по качеству, не имеющая равных в мировой истории. Сравните серп и молот со свастикой; первое - простой и ясный, имеющий отношение к реальной жизни символ. Для понимания второго нужно углубляться в эзотерику; очевидной связи с каждодневной реальностью здесь нет. Люди, "работавшие" на коммунизм, были талантливее. И их в описываемый период поддерживал, и не только примером, СССР. У гитлеровцев с образцами успеха их концепции было гораздо хуже.

И тем не менее, борьбу за умы немцев выиграл нацизм. Выиграл не "всухую", как мы знаем, но с разгромным счётом. Почему? Потому, что подавляющее большинство народа между политэкономией и кровью выбрали кровь.

Неверно думать, что те десятки (вероятно) тысяч членов КПГ, которые перешли в НСДАП, были плохими коммунистами. Проблема не в этом, а в том, что они были не только коммунистами. И в ситуации выбора предпочли то, что для них было более важно.

Лично я с высоты послезнания думаю, что национально ориентированные немцы тогда ошиблись. Для Германии было бы гораздо лучше выбрать коммунизм или, как минимум, социал-демократию. Ну или, на худой конец, подход братьев Штрассеров. Германия была бы целее. Эта мысль, я думаю, не требует развёртывания. Немцы потеряли бы гораздо меньше даже с точки зрения антикоммуниста. Да, они жили бы в ГДР при "штази" (вероятно). Но они и так в ней жили, пусть не все. Я полагаю, что с точки зрения благополучия нации, с точки зрения крови и почвы, "Deutschland über alles", вот этого всего, лучше 50, допустим, лет лицемерного, но мирного порядка, чем то, что было. Причём с Познанью, Данцигом и Кёнигсбергом. Вооружённые послезнанием националисты тогда должны были бы выбрать коммунизм, я полагаю.

К чему тут это фэнтези в сослагательном наклонении? К урокам нацизма, как было объявлено.

Уроков у нас два. Первый для тех, кто не приемлет национализм. Второй для националистов.

Не приемлющие национализм товарищи! Нельзя игнорировать в человеке человека. Кровь не вода. Ощущение общности по крови у большинства сильнее ощущения любой иной общности. И это не лечится антибуржуазной пропагандой, поскольку возникло задолго до буржуазии. За миллионы лет, видимо. Поставив себя в ситуацию прямой конкуренции политико-экономических и "кровных" ценностей, вы с большой степенью вероятности проиграете. Не верите? Привет вам из СССР. Ах, нет такой страны...

Господа националисты, не "летайте" ниже своего уровня! Поймите: вам не нужно конкурировать с экономическими концепциями. Ни с "левыми", ни с "правыми", ни с какими бы то ни было ещё. Тот же социализм для вас не враг или друг, а инструмент. И либертарианство, и корпоративизм, и что там у нас ещё есть. Благополучие нации это цель, остальное средства. Средства могут конкурировать между собой, но не с целью. Национализм может выступать в любой политико-экономической форме. Не ссорьтесь с теми, кто ставит во главу угла экономику. Выбирайте из них тех, кто в данный момент сильнее, и используйте как точку опоры. И остальным не давайте заглохнуть; вам нужны выбор и конкуренция между помощниками.
bantaputu: (El juez Garzón)
В развитие предыдущего поста.

Трудно погрешить против истины, высказав банальность. Начну с безгрешного утверждения: наиболее важной задачей идеологического и психологического развития России является преодоление существующего в обществе раскола.

Расколов в нашем обществе несколько. Наиболее глубоким является раскол между

Read more... )
bantaputu: (El juez Garzón)
Позволю себе сформулировать довольно таки очевидное, как мне кажется, наблюдение, наверняка так или иначе определявшееся ранее.

Ещё в рамках марксизма было заложено представление о пролетарии как о продавце рабочей силы. Далее возможно разветвление логики, и разветвление, как мне кажется, сугубо умозрительное. То есть, возможно формирование двух картин, одинаково успешно описывающих реальность.

Согласно первой картине обладатели двух основных материальных факторов общественного производства, капитала и рабочей силы, это классы-антагонисты. Согласно второй картине это партнёры по коммерческой сделке, каждый из которых приносит в производство нечто своё, уникальное. Выбор одной из двух картин как основной для мировоззрения является вопросом мнения. Мнение же может быть основано на убеждении и воспитании. То есть, мнение можно формировать.

Первая картина естественным образом предполагает, что один из классов-антагонистов должен исчезнуть, после чего рабочие останутся наедине сами с собой, и перед ними откроется бесконечная широкая дорога, усеянная звёздной пылью, и т. д. Вторая картина естественным образом предполагает, что носители двух незаменимых и не имеющих смысла друг без друга начал сосуществуют, борются друг с другом и отчасти взаимно проникают друг в друга, как Инь и Ян, и что, в общем, хотеть от жизни иного не мудро.

Применительно к рабочим в рамках каждой из картин возможно развитие воспитательного посыла. В первом варианте посыл может быть сформулирован так: "Мир должен быть таким, чтобы молодому рабочему были открыты все пути самореализации". А если буржуазия этому мешает, то увы ей. Во втором варианте посыл может быть сформулирован так: "Мир должен быть таким, чтобы молодой рабочий мог максимально выгодно продать себя". А то, что мешает коммерции, вредно для человечества. Обращение к молодёжи в обоих случаях заявляется потому, что мы говорим о воспитании мировоззрения, что важно, в первую очередь, применительно к молодёжи.

Нетрудно заметить, что выступающая в первом случае приманкой самореализация есть дело по определению индивидуальное, тогда как выступающая приманкой во втором случае выгодная продажа есть дело по определению общественное. Таковы оборотные стороны подходов, традиционно считающихся соответственно коллективистским и индивидуалистическим.

На всякий случай поясню. Допустим, некто считает, что по своей истинной сущности он - кусок закваски. Мы можем попытаться привлечь его, сказав: "С нами ты станешь куском закваски!" Это индивидуальный подход к самореализации, поскольку для того, чтобы быть куском закваски, общество не нужно. Но можно сказать иначе: "С нами ты станешь самым большим куском закваски!" Такой подход будет социальным, поскольку предполагается существование некоего сообщества кусков закваски, внутри которого идёт борьба за доминирование.

Социалисты, конечно же, не идиоты, и, увидев явную проблему, стараются её решить. Правда, свойственная им механистичность мышления даёт решения не концептуальные, а в духе "где не держится, подопрём подпёркой, а где течёт, заткнём затычкой". Социалистам требуется продуктивно работающее общество, а не совокупность творчески самораскрывающихся в индивидуальном порядке самоценных личностей. Поэтому понятие самореализации они дополняют оговоркой: "в рамках общественных потребностей". Данная оговорка моментально превращает свободу в свободу выбора (кстати, именно за эту подмену иногда критикуют буржуазное общество). Завлекалка на первой картине теперь звучит так: "Молодым дорога везде в соответствии со списком дорог, определённым в установленном порядке, в рамках пропускной способности каждой дороги". Тем, кто позволяет себе посмотреть разочарованным взглядом, предлагается философическое смирение: "Жить в обществе и быть свободным от него всё равно невозможно, поэтому выбирай из меню столовой и не ропщи". Не знаю, удалось ли мне в достаточной мере убедительно показать, как завлекалка превратилась в отпугивалку.

У капиталистов в этом смысле всё гораздо веселее. Молодой человек слышит: "Ты немного постараешься, и сможешь блестяще продать себя!", и понимает, что перед ним хвост Судьбы. Молодым свойственно верить в свои сверхценность и бессмертие, и они легко принимают такие правила игры. Недоверие же к ситуации, которое также встречается сплошь и рядом, у молодых принимает форму аутоагрессии, выражаясь в комплексе неполноценности и самоощущении неудачника, который заслужил своё положение. Таким образом, посыл второй, капиталистической картины мира, эксплуатирует пережитки детского сознания у молодёжи. Молодёжь посвящает себя попыткам успешной самопродажи, и не отвлекается на такие заведомо коммерчески провальные занятия, как попытки глобального переустройства мира. Со временем, безусловно, большая часть молодых людей увидит, что войти в открытую, казалось бы, дверь им не удалось, и что их социальное положение обречено навсегда остаться весьма скромным. Но к этому моменту они уже не будут молодыми людьми. У них будут семьи и ипотека. Тот же, кто не был революционером в юности, имеет лишь очень немногие шансы стать таковым в зрелом возрасте.

Капитализм выиграл у социализма битву за умы молодёжи, и продолжает выигрывать её в каждом новом поколении. Картина: "Мы все единой стеной против тех; сожмём кулаки, проломим их стену, и там дальше нас ждут Поля Счастливой Охоты" проиграла конкурс привлекательности картине: "Этот огромный прекрасный мир ждёт только тебя, чудо-ребёнок!" Картине, штрихи которой есть в каждом анимационном и кинофильме, в каждой популярной песне, в каждой рекламной акции, в каждой витрине магазина и в блеске каждого лимузина. Первая картина умозрительна, вторая - реальна; она сверкает и переливается неоном и хромом, ксеноном и рядами жемчужных зубов. Первая картина ставит перед необходимостью; вторая манит и обещает. Многие ли затыкают уши, дабы не слышать сладкоголосого пения? Удивляться ли улову Сирен?

Овладев массой, идея определяет выбор направления поворотов на развилках истории. Концепция: "Пролетарий это продавец товара рабочая сила" может звучать с ударением на слове "сила", делая ненужным всё промежуточное, а может звучать с ударением на слове "продавец", делая непринципиальным всё последующее. Ведь в коммерции важно не то, что именно ты продаёшь, а то, с какой выгодой для себя. В первом случае конфликт "пролетариат - буржуазия" является междуклассовым, во втором - внутриклассовым. Конфликт сам по себе от этого не исчезает, но меняется его оценка. Спор хозяйствующих субъектов может быть весьма острым, но капиталистические отношения как таковые его острота только укрепляет.
bantaputu: (El juez Garzón)
Задали мне задачу:

вы помедитируйте над "у пролетариата нет отечества" Маркса

Выполняю.

Что тут медитировать? :) "У пролетариата нет отечества" это мечта капиталистов. Пролетарий без отечества, без роду, без племени, без врождённых привычек, без дома, без воспоминаний. Идеальная рабочая сила. Её можно перебрасывать в нужное место, заставлять делать всё, что угодно, продавать ей то, что удобно производить и потом выбрасывать за ненадобностью в пустоту.

А пролетариат с Отечеством, с семьёй, с предками и памятью о них, со своими привычками и вкусами, со своими комплиментарностью и некомплиментарностью и т. д. весьма неудобен для капиталистов. Его не заставишь любить то, что производит данный концерн просто потому, что концерну это выгодно. Он не будет принимать кого угодно в качестве друзей и соседей. Он ершистый. К нему нужно приспосабливаться, а приспособление стоит денег. Пролетариат с Отечеством это сплошные убытки. Это уникальность и оттого дороговизна человеческого материала.

Капитализму необходим унифицированный стандартный потребитель/производитель. Толерантный ко всему, что прикажут. Ненавидящий то, что ему укажут ненавидеть, а не то, что он сам хочет ненавидеть. Человекоробот, предпочтения которого можно менять по три раза в год сменой методички в СМИ. Человек без личности. Компьютер без собственной программы. Универсальный солдат и покупатель глобализированной продукции.

Таковы потребности капитализма. А уж как так случилось, что люди, считающиеся лидерами антикапиталистического движения, взялись реализовывать капиталистический идеал, это вопрос интересный. Очень интересный.

Отсюда.

Добавко.

При этом себе капиталисты иметь предпочтения позволяют. Точнее, чем выше капиталист в иерархии капиталистов, тем большую свободу личных предпочтений он может себе позволить - вплоть до существования и процветания его Отечества вопреки здравому смыслу и капиталистической же экономической логике. Отечество при капитализме это не табу, а привилегия избранных. Табу это для пролетариев. Высокопоставленному же капиталисту вполне можно любить "эти холмы" и "этот народ, поклоняющийся шемаханской царице" и направлять потоки капитала так, чтобы обеспечивать благоденствие предпочитаемого.

Данное обстоятельство порождает в массовом сознании всем известные эффекты в виде конспирологических моделей управления миром. Моделей, в основе которых лежит неравенство. Одним, немногим, людям можно быть людьми со всеми их слабостями и нерациональностями, а другим, основной массе, можно быть лишь идеальными безликими "воплотителями в жизнь". И гордиться этим, конечно. Куда ж без собственной гордости? Стошнит же.
bantaputu: (El juez Garzón)
Строго говоря, большевистская авантюра не удалась. Большевистская авантюра предполагала немедленную реализацию сугубо умозрительных, никем даже в малом масштабе с успехом не опробованных и при этом чудовищно догматических идей, касающихся устройства экономики. Вылилось это в политику "военного коммунизма", абсолютно бессмысленную даже с мобилизационной точки зрения, а в условиях Гражданской войны так и просто крайне вредную - поскольку таковая своей нелепостью и разрушительностью восстанавливала против себя население.

Большевистская догматическая авантюра была прекращена самими большевиками в 21 году ввиду своего полного провала.

Потом были принципиальный откат к рынку как к чему-то, что хоть как-то работало, и поиск методов реализации суперпланов в новой реальности. Поиск не приводил к успеху. Так, манипуляции с ценами приводили к кризису сбыта - крестьяне, имевшие на тот момент экономическую субъектность, просто не брали промтовары по завышенным ценам.

А в 27-28 годах, после некоторого размышления, большевики закончили период экспериментов и решили удариться в другую крайность, и от бесшабашного догматического авантюризма перейти к бескомпромиссному прагматическому планированию. (А крестьян просто взять в кулак, шоб и пикнуть не смели). И уже здесь большевики добились весьма впечатляющих практических успехов - ограниченных, впрочем, самой бескомпромиссной сутью концепции, многократно повышавшей цену ошибки.

Отсюда:
http://17ur.livejournal.com/542292.html?thread=23566420#t23566420
bantaputu: (El juez Garzón)
Читая по надобности энциклопедическую статью от Брокгауза и Ефрона "Крестьяне", немного внезапно для себя натыкаюсь на обобщение:

К середине XVIII в. ограничение прав собственности на крестьянские земли начинает проводиться систематически. Правительство всё строже запрещает государственным К. продажу земель на сторону и отчуждение их между собой. Затем оно старается провести принцип круговой поруки, где его еще не было — главным образом среди однодворцев. Наконец, оно начинает заботиться о равномерном наделении государственных К. землею и, опираясь на беднейшие элементы населения против богатых, настаивает на уравнительном переделе земель.

Фактическая отмена частной собственности на землю и замена её государственной. Равномерное распределение земли; не знаю, по едокам ли, но важно направление мысли. "Круговая порука" это, по сути, коллективный принцип взимания податей. И вишенка на торте - опора на бедняка как на социальный слой.

Вот расскажите мне после этого, что большевики были чуждым России элементом. Нет, вот вы расскажите. :)

Конечно, круговая порука это ещё далеко не колхоз. Но если вы хотите колхозов, и их есть у меня, только не в государственном, а в барском владении. Имение со стопроцентной барщиной и кормлением крестьян в столовой помещика (такое описано, к примеру, у Радищева) - это, ребята, даже круче, чем колхоз. В колхозах у крестьян хотя бы сохранялись огороды и домашнее хозяйство.

Итак, плагиат или традиция? Вопрос субъективный. Я полагаю, что поскольку большевики не афишировали идеологическое происхождение своих земельных программ 1917 года и периода коллективизации от мероприятий царского правительства, и, напротив, провозглашали полный методологический разрыв с прошлым, то выходит, что это плагиат. Хотя если убрать враньё и умолчания, то будет, всё же, традиция.

Традиция, полностью объясняемая экономическими особенностями хозяйствования. Большевики просто нашли те же самые решения тех же самых проблем. И выдали их за своё (ну, пусть частично левоэсеровское) ноу-хау.

Но нам-то с вами лгать и умалчивать ни к чему.
_______________

Я понимаю, что одной энциклопедической статьи и книжки Радищева в качестве опорных источников маловато для серьёзного исследования столь масштабного вопроса. Но я и пишу пост в ЖЖ, а не монографию. В данном случае именно грубое обобщение является конечной целью.
bantaputu: (El juez Garzón)
Россия подарила Венесуэле статую Уго Чавеса.

Бабушки-коммунистки собрали средства по подписке, выделяя из скудных пенсий? Депутаты от КПРФ скинулись из зарплат и гонораров от революционных листовок?

Нет, по распоряжению Путина создание памятника оплатила "Роснефть".

Подробнее.

Политического бизнеса в чистом виде не существует; политика это всегда программа лояльности того или иного экономического проекта. Социализм это своеобразная модель бизнеса, в которой программа лояльности играет важнейшую роль, скрывая слабость экономической программы. Такая модель не является абсолютно уникальной; скажем, в сетевом маркетинге добиваются схожего эффекта. В религиозном бизнесе тоже. Если вы продаёте пустоту, вам нужны сверхлояльные клиенты (и продавцы). В принципе, всякий бизнес в идеале тяготеет к созданию массы лояльных клиентов, готовых безоговорочно принимать любое слово вождя любую новую продукцию компании; "Apple" годный пример. Человеческая психика, часто склонная экономить ресурсы и выбирать уже изведанное, способствует этому. "Я, говорит, тебя выбираю. Я тебя давно знаю, а этого кота в первый раз вижу". Любовь это разновидность экономии ресурсов.

Некоторой методологической альтернативой являются бизнесы, которые либо по молодости ещё не обзавелись массой лояльных клиентов, либо продают более или менее стандартизированную продукцию. Нет смысла быть лояльным одному производителю молока, если рядом на полке стоит продукция ещё десятка производителей точно того же качества. Такие бизнесы тоже занимаются политикой, но иначе, чем описанные ранее. Жизненным пространством для них является не лояльная масса, а масса, имеющая возможность выбора. Такие бизнесы пропагандируют конкуренцию в экономике и политике, в том числе то, что принято называть демократией.

Конкуренция и демократия нужны стартапам и тем небольшим производителям, кто работает по ГОСТ. Остальные лучше выживают в среде с возможностью контроля над сознанием клиента. Соотношение первой и второй групп определяется технологическим состоянием общественного производства, и, в общем-то, ничем иным.

Для президента страны, опирающейся на нефтяную госмонополию, поставить памятник президенту другой страны, опирающейся на нефтяную госмонополию, "в знак уважения" это совершенно нормальное действие. Удивляться, если что, тут решительно нечему. И то, что подарок оплатила нефтяная госмонополия, тоже абсолютно естественно. Пожалуй, даже наиболее естественно.

Пдыщ-пдыщ, красными флагами помахать и покричать про "Смерть империалистам!" это тоже можно. Это корпоратив.
__________________

Сам по себе памятник, насколько можно судить по одной фотографии, не отличается особой выразительностью, но и не позорный. Добротная буржуазная работа.
bantaputu: (El juez Garzón)
Советская пропаганда была правдой, пропущенной через пищеварительный тракт бюрократии.

Profile

bantaputu: (Default)
bantaputu

August 2017

S M T W T F S
  1 2 345
6 789101112
131415 16 171819
202122 23242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 20th, 2017 07:35 am
Powered by Dreamwidth Studios