bantaputu: (El juez Garzón)
Под революциями имеются в виду ВФР и наш российский Февраль. Допускаю, однако, что без особого труда сей краткий список может быть расширен.

Исходим из классического, по крайней мере для нашей страны, представления, что это были буржуазные революции, то есть события, организованные буржуазией в своих классовых интересах.

В чём состоит классовый интерес буржуазии? И здесь мы будем исходить из классического представления, согласно которому классовый интерес буржуазии состоит в формировании государственными (читай - насильственными) методами такого порядка вещей, при котором было бы обеспечено базовое условие использования капитала, то есть право частной собственности на средства производства. Буржуа имеет техническую возможность присваивать прибавочную стоимость потому, что, схематически говоря, где-то в нотариальной конторе или в мэрии лежит бумажка, в которой определённым образом написано, что такой-то является собственником того-то. Бумажки как таковой может и не быть; право собственности на промышленное оборудование обычно не регистрируется, например. Но в данном случае важна суть - государство признаёт собственника средств производства таковым и готово защищать его право собственности.

Получается, что если буржуазия организовывает революцию, значит она считает, что её базовый интерес недостаточно защищён и её право собственности кем-то успешно оспаривается. Так? Допустим. Исходя из классического представления о деле выходит именно так.

Однако, насколько я могу судить, во Франции эпохи "старого порядка" и в Российской империи XIX - начала XX века частная собственность на средства производства была вполне надёжно защищена. Абсолютная монархия не увлекалась отбором у фабрикантов предприятий, а у купцов лавок. Я, вот, даже ни одного такого случая не припоминаю. Всё, что я знаю о французской и русской буржуазиях предреволюционных периодов свидетельствует, что своими заводами, фабриками, магазинами и банками таковая владела совершенно невозбранно и за исключением каких-то ограничений, связанных с общегосударственными интересами (торговля с неприятелем во время войны, например) вела свою коммерческую деятельность по своему усмотрению. Более того, абсолютистское государство весьма старательно защищало классовые интересы буржуазии насильственными методами. Ленский расстрел - что это, если не государственное мероприятие по защите возможности буржуазии осуществлять эксплуатацию пролетариата?

Но если так, то возникает вопрос: зачем, Роза? Зачем классу добиваться смены государственной власти, если государство и так стоит на страже его интересов, в том числе готово активно применять насилие? Ведь условия жизнедеятельности класса уже обеспечены? Промышленный, торговый и банковский капиталы в предреволюционных Франции и России развивались активно, так, как что-либо развивается лишь в очень благоприятной среде. Так зачем? Зачем устраивать рискованное во всех отношениях, в том числе для доходности бизнеса, мероприятие по захвату государственной власти, если государство и так охотно работает на тебя? Чего не хватало, к примеру, французской буржуазии, если она имела возможность даже обзавестись аристократическими титулами, попасть во дворянство - то есть, не только жадность, но и тщеславие вполне могли быть удовлетворены и при дореволюционном положении дел? Желаете дворянских имений? Пожалуйста, граждане лопахины, покупайте на здоровье. Тогда о чём мечты?

Я вам скажу, чего не хватало буржуазии. Есть только одна вещь, которая может быть достойным кандидатом в предметы её вожделения. Есть только один достойный революции приз. Абсолютистские феодальные государства это весьма сильные государства. Сильные государства имеют - что? Правильно, большой бюджет. В казне предреволюционных Франции и России много денег. А доступ к этим деньгам у кого?

А доступ к бюджетным деньгам у аристократии. При "старом порядке" горы франков просто раздаются аристократам в виде пособий и пенсий. Почему? Просто потому, что так порекомендовала "княгиня Марья Алексевна". В России куратором закупок для артиллерии (ну, вы понимаете) могут назначить Великого князя, но не назначат вчерашнего приказчика. Почему? Потому, что Великий князь это член семьи императора; говоря современным языком, член Семьи. Огромные денежные потоки, которыми управляет абсолютистское государство, находятся в руках людей, подбираемых по родственно-кумовскому принципу. Как выходцам из мещан в нувориши получить контроль над этими финансовыми потоками? Ну, вот и.

Развитие абсолютизма делает контроль над государством чертовски привлекательным с финансовой точки зрения. Рано или поздно кто-то обязательно попробует перехватить управление. Если перехват власти у аристократов осуществляют другие аристократы, мы назовём их мероприятие дворцовым переворотом. Если же власть выскользнет из рук представителей одного класса и перейдёт к представителям другого, мы скажем, что случилась революция. Хотя по сути дела всего-то и произошло, что смена одной группировки коррупционеров на другую. Указывать на степень кровопролитности как на отличие революции от дворцового переворота неверно; Февраль нельзя будет поставить в один методологический ряд с ВФР, например. Думаю, что степень кровопролитности зависит от степени "обуржуазивания" аристократии на момент её столкновения с буржуазией; чем выше эта степень, тем спокойнее всё проходит.

Взгляд на то, что мы традиционно называем буржуазной революцией, как на успешный акт борьбы за право присосаться к государственному бюджету, интересен тем, что с такой точки зрения для сути произошедшего, в принципе, безразлично, принадлежат ли победители к тому же классу, что побеждённые, или же к иному. Особенность предлагаемого взгляда в том, что он выводит классовый интерес за скобки определённых событий. Вспомним, что Наполеон, объявив себя императором, фактически создал новую аристократию взамен ранее уничтоженной и изгнанной, а его племянник позднее повторил тот же трюк. Абсолютно неважно, как называется и как оформлена группировка, контролирующая государственные расходы - пэрами, народными трибунами, попечительским советом госбанка, благотворительным фондом имени миллиардера или же просто братвой. Название и форма в данном случае будут отражать не суть дела, а то, как эту суть представляется наиболее выгодным представить народу. Превращение Первого Консула в Императора это дань не классу, а пропаганде. Ну, и немного - тщеславию.

Нетрудно заметить, что, оттолкнувшись от традиционного взгляда на некоторые события, как на имеющие классовую природу, мы пришли к констатации ненужности, избыточности подобного взгляда в данном конкретном случае. Думаю, что мы вполне можем позволить себе не придавать классового смысла смене одной группы коррупционеров другой - как мы не придаём классового оттенка оценкам действий уголовных преступников. Вор всегда вор; расхититель государственного бюджета всегда расхититель государственного бюджета, независимо от своей классовой принадлежности. Если мы скажем, что становление абсолютистской монархии, делающее возможным появление системной коррупции, имеет классовую подоплёку, мы будем, скорее всего, правы. Но если мы скажем, что две мафиозные группировки - классовые враги, то это будет, пожалуй, перебор. Стремясь заполучить контроль над государственными финансами, буржуазии Франции и России выступали именно как мафиозные групировки.
bantaputu: (El juez Garzón)
О демократии мне известно много и апологетического, и скептического, и недоверчивого вплоть до абсолютного отрицания. Мне, к примеру, приходилось читать превосходные, логичнейшие рассуждения, в которых на базе исследования выборных механизмов с полной очевидностью доказывалось, что демократия не может существовать в принципе - как перпетуум мобиле. Я читал и такие размышления, что приводили к обнаружению признаков демократии в самых неожиданных, заклеймённых безнадёжно тоталитарными, местах. Ну, а уж от духоподъёмных источников бодрых мысли и действия, фонтанирующих демократическим энтузиазмом, в наше время просто не спрятаться; не придумали ещё таких зонтиков.

По первому - да и по второму - впечатлениям можно смело утверждать, что разобраться в дремучем лесу людских мнений, размышлений, опыта и заблуждений просто невозможно. Однако, вспоминая о политической борьбе в раннем СССР, я, как мне кажется, нашёл формулу, существенно упрощающую постановку и, как следствие, решение вопроса о демократии.

Обычно под демократией понимают систему общественных отношений, выстроенную таким образом, чтобы государство исполняло волю и реализовывало бы стремления подавляюще большой части народа. Так вот, с точки зрения механики политической жизни это ложное, уводящее в сторону представление о предмете. Гораздо более верное, как мне сейчас кажется, определение демократии должно ставить проблему совершенно иначе.

Демократия это устойчивая во времени и пространстве система общественных взаимоотношений, в которой врагов никогда не добивают до конца.

Любое "окончательное решение" при этом по определению антидемократично.

Демократия нужна для того, чтобы в случае политической неудачи иметь шансы выжить и попробовать достичь своих целей снова. Эту нехитрую ценность, как мне кажется, способны разделить представители всех политических сил - кроме полных отморозков, мечтающих о массовых убийствах и суициде в конце.

Демократия, соответствующая приведённому определению, вполне может существовать. Более того, её можно целенаправленно создать. Для этого существует довольно банальный рецепт, который, помимо прочего, как мне кажется, пришёл в голову всем приличным и даже некоторым неприличным людям, когда-либо размышлявшим о возможных путях преодоления абсолютно антидемократической ситуации, сложившейся на бывшей территории УССР.

Речь идёт о раздроблении властных полномочий. Идея проста. Получение кем-либо демократическим (выборным) путём 100% власти влечёт за собой соблазн уничтожить всех оппонентов - хотя бы для того, чтобы не дать им аналогичного шанса в отношении себя самого. Получение же любым, даже не демократическим (хотя демократический путь, безусловно, предпочтительнее) 1% власти по чисто техническим причинам не позволит осуществить ликвидацию оппонентов; те всегда сумеют спрятаться на оставшихся 99% физического, экономического и политического пространства. Раздробите власть на множество мелких осколков по принципам территориальному (федерализация, конфедерализация), временному (разнос сроков властных полномочий и дат выборов, в идеале вплоть до создания в стране непрерывной предвыборной ситуации) и полномочному (классическое разделение властей, более глубокое разделение по исполнительным и судебным отраслям государственного управления, создание временных выборных должностей под конкретные проекты), и вы практически неизбежно получите ситуацию, в которой проигравшие в политической борьбе будут отправляться домой, а не в концентрационный лагерь.

Возможно, иные сторонники построения демократии скажут мне, что описанная мною цель является, в лучшем случае, программой-минимум, а в целом совершенно недостаточна. Я не стану спорить с ними и лишь попрошу: ребята, вы сделайте хотя бы это. :)
bantaputu: (El juez Garzón)
Когда мы говорим об истории России, включая, безусловно, СССР, то обыкновенно мы обсуждаем ту или иную государственную инициативу. Государственных инициатив в наших прошлом и настоящем бесчисленное множество. В этой бесконечности можно легко наткнуться на всё, что угодно. Мы можем увидеть немало превосходных и даже блестящих государственных инициатив, несметное множество посредственных, кучу глупых и, увы, гораздо больше, чем хотелось бы, таких, что просто туши свет и сливай воду.

Отмечу, что дискуссии о прошлом и настоящем нашей страны, попытки создать тот или иной образ её обыкновенно представляют собою блуждание в бескрайнем дремучем лесу хорошего, плохого и посредственного. Блуждание, в качестве своего проводника при котором люди, к прискорбию, обыкновенно выбирают фанатизм и предвзятость, а не широту взгляда и чуткость наблюдателя.

Применительно к инициативам частным ситуация иная. Наши знания о русских частных инициативах на порядки более скудны, нежели об инициативах государственных. У нас практически нет никакой возможности на основании достоверных данных сравнить масштабы ролей, играемых в нашей жизни обоими типами начинаний. Но пользуясь тем, что мы всё таки знаем, как я полагаю, можно с очень высокой степенью уверенности сказать следующее. Быть может, за каким-то редким исключением частные инициативы представителей русского народа направлены на принесение пользы русским. При всём уважении к русскому государственному я считаю, что имею основание говорить, что русское частное в среднем добрее к народу и нравственнее. При этом едва ли необходимо обосновывать утверждение, что русское государственное, каким бы оно ни было с точки зрения целеполагания и мудрости замысла, в силу понятных причин реализуется полнее и масштабнее, а также формирует более постоянно действующие последствия.

Из вышесказанного естественным образом вытекает, что русская частная инициатива выглядит предпочтительной в качестве источника мотивов и целеполаганий, государственные же начинания гораздо более надёжны и результативны как инструменты реализации желаемого русскими.

Представляется логичным видеть предпочтительные взаимоотношения русских частного и государственного начал именно в таких ролях.
bantaputu: (El juez Garzón)
И как-то чем дальше, тем интереснее.

В посте "К вопросу теории коррупции" я высказал гипотезу, согласно которой развитие России после 1917 года определялось победой государственной бюрократии в конкуренции с аристократией и буржуазией. И вот нонче начитываю я иллюстрации к истории того, как данная конкуренция появилась и развивалась.

Две цитаты:

Вследствие резкого сокращения социальной мобильности стала складываться каста потомственных чиновников – детей личных дворян, которые шли по стопам своих отцов. В середине XIX века численность потомственных чиновников достигала 40% от общего числа чиновников VIII-V классов[136]. Не имея возможности влиться в среду потомственных дворян, чиновники без сочувствия относились к привилегиям дворянства и связывали свои надежды с упрочением самодержавия.

Существенно, что новое этатистское чиновничество в социальном отношении противостояло старой аристократии. Как отмечалось выше, даже среди высших чиновников две трети не имели родовых поместий. Эти небогатые служаки с раздражением взирали на дворцы «плантаторов» и, естественно, выступали против ущемляющих их интересы привилегий знати. Многие из них считали своим долгом служить народу и негативно относились к крепостному праву. Марк Раев характеризует отношения между бюрократией и дворянством как «подспудный и жестокий конфликт»

Хопа! Бюрократия, находящаяся в конфликте с аристократией, вожделеющая сильного государства и готовая к модернизационным реформам. Вот она, красавица - Советская власть - в зародыше.

Сословное общество XIX века нужно знать и понимать, товарищи. Иначе вообще нихрена непонятно.
bantaputu: (El juez Garzón)
Много нонче пишут всякого про коррупцию. И я, вот, напишу.

Под коррупцией, в общем случае, понимают ситуацию, когда наёмный управляющий, будь то корпоративный или государственный, в рамках служебных обязанностей сознательно действует не в материальных интересах нанимателя, а в своих собственных. Вроде всё просто - попутал некто свою шерсть с государственной, и вот тебе коррупция. Но. Думаю, применительно к российской действительности тут кроется одно заблуждение. Заблуждение, которое не позволяет своим жертвам понять, почему же коррупции у нас так много и победить её не удаётся.

Многобукаф )
bantaputu: (El juez Garzón)
Возможно, для всех образованных джентльменов это общеизвестный факт, а я вот совершенно случайно только что для себя открыл.

Александр Ильич Ульянов, который брат Самизнаетекого (нет, не Путина), готовил покушение на Александра III в интересной компании... братьев Пилсудских, Бронислава и Юзефа. Блин, вот только не фамилию "Пилсудский" я мог ожидать увидеть рядом с фамилией "Ульянов". Минус мне за невежество, да.

Польские потомственные аристократы (род средней знатности, но довольно древний), социалисты и польские националисты - но националисты больше. Все осуждены по одному делу, только Пилсудских не казнили, хотя Бронислав, например, лично изготовил бомбу, предназначенную для убийства царя.

Юзеф Пилсудский, когда ему слегка поднадоело бороться за права рабочих и издавать газеты "Работник" и "Борьба" (не очень эффективно патамушта), стал создавать в Австро-Венгрии польские "легионы" - для борьбы с москалями. Когда центральные державы стали проигрывать, переметнулся на другую сторону, потом создал новую польскую армию и в апреле 1919 года пошёл войной на государство, возглавлявшееся братом своего бывшего подельника.

В советские времена нам об этом в школе не рассказывали. Польские наци были чем-то вроде выходцев с другой планеты; "откуда ни возьмись, появились злодеи и напали на пролетарское государство РСФСР". Ан, оказывается, отнюдь не "откуда ни возьмись".

Да, можно сделать вывод: "Конечно, социалисты же были против Русского Царя Помазанника Божия и вообще против всего русского тыдыщ-тыдыщ", и так далее. Но такие вещи и без меня есть, кому говорить. Я же из другого хора; про помазанников это не ко мне. Я скажу другое.

Социалист, твой вчерашний, практически, соратник и единомышленник (Юзеф Пилсудский участник IV конгресса Второго Интернационала, например - это 1896 год; Энгельса уже нет, но до победы в Интернационале оппортунизма ещё очень далеко), затем превратившийся в ультра-националиста (расчехлившийся?), склонного к геноциду (да, я про лагеря смерти в Стшалкове, Щипёрно, в Брестской крепости, в Тухоли), и пошедший на тебя войной. Ничего не напоминает?

Я к тому, что у создателей национально-террористической национально-территориальной структуры Советского государства был перед глазами яркий пример. И они не вняли. Хотя могли бы написать в своих книжках большими буквами: "Выращивать националистические структуры, полагаясь на социалистические взгляды их руководителей, это идиотизм и самоубийство".

Ленину сотоварищи -25 очков. Дебилы, бля.

Кстати, Юзеф Пилсудский успел засветиться в сотрудничестве с японцами во время русско-японской войны, в том числе получал от них деньги на разведывательную деятельность. Не могу сказать, знал ли об этом Ленин, но если бы знал, то похвалил бы, наверное, Юзефа за умелое использование противоречий между капиталистами для дела революционной борьбы.
____________

Таким образом, первый случай, когда страны, возглавляемые социалистами, пошли войной друг на друга, это не Китай - Вьетнам, 1979 и даже не Китай - СССР, 1969, а Польша - РСФСР, 1919. Как только социалисты взяли власть, они устроили войну между собой. Грузинские меньшевики туда же, хм. "Мир - народам!", говорите?
bantaputu: (El juez Garzón)
Монархический способ правления, как может показаться, имеет одно преимущество перед всеми остальными. Монархическая власть это, по определению, семейная власть. Семейный принцип устройства вершины властного механизма является основным определяющим и при этом исчерпывающим признаком монархии. Предполагаемое преимущество состоит в том, что в семье вероятность предательства несколько ниже, чем во всех иных сообществах.

Однако монархии далеко не всегда удаётся реализовать данное преимущество, поскольку классовые и локальные внутриклассовые интересы нередко противоречат интересам семейным. В таких случаях, как показывает европейская, и не только, практика, предательство члена монархической семьи становится довольно таки естественным делом. Тогда Елизавета Тюдор казнит внучатую племянницу своего отца Марию Стюарт, тогда представители дома Романовых-Голштейнов подыгрывают Февральской революции, а английский правящий дом отказывается принять у себя, то есть спасти, гонимую монаршую семью. И даже в княжестве Кимов - КНДР - время от времени казнят каких-то родственников Вождя. То есть, и там предательство имеет место, либо с какой-то одной, либо с обеих сторон. Если же вспомнить про взаимоотношения многих удельных и киевских князей - Рюриковичей, то саму мысль о том, что семейные узы способны удержать от предательства со стороны власть имущих, придётся отбросить с отвращением.

Предательство - наиболее опасный враг власти, и на примере монархии это видно лучше всего. По отношению к любым иным переменам в условиях своего существования монархия способна приспособиться так же, как к переменам приспосабливается любая иная семья. Династия имеет возможность, например, трансформироваться из группы феодалов в группу буржуа, поменяв, таким образом, свою классовую принадлежность (как это случилось в Англии). Нет проблем и с преобразованием семьи в группу представителей государственной бюрократии, то есть монархия возможна и при социализме советского типа (как в уже упоминавшейся КНДР). Семья приспосабливается, но остаётся семьёй. Таким образом, смена общественно-политической формации, в принципе, сама по себе не означает краха правящей династии. А от предательства спасения нет.

Если бы династии были способны сохранять святость семейных уз в степени, исключающей возможность предательства, подозреваю, монархий на свете сохранилось бы гораздо более. Но увы им.

Поскольку семейные ценности в случае монархического правления не дают значимого и надёжного эффекта, использовать систему, построенную исключительно на таковых ценностях, представляется не имеющим смысла. Все остальные качества, обычно подаваемые монархистами, как преимущества монархии, включая сакрализацию власти, реализуемы и при иных властных конструктах.

В общем, с монархией нам не по пути. Никто, кроме кучки фантазёров, в общем-то, и не предлагает ничего подобного, но порассуждать не грех.
bantaputu: (El juez Garzón)
Длинная цепочка рассуждений, проведённых на основании чужих текстов, привела меня к выводу, который я нахожу полезным записать.

Россия это страна, в которой государство заменяет капитализм. Заменяет не только сегодня, а всегда. Как минимум с 1480 года, если искать символическую веху. Возможно, и с более раннего времени.

Read more... )
bantaputu: (El juez Garzón)
Нередко приходится натыкаться на замечания, наподобие: "Лейбористы набрали на миллион голосов больше, но из-за мажоритарной избирательной системы это им не помогло".

Я, по ряду причин, являюсь сторонником именно мажоритарной избирательной системы. Однако ситуация, подобная английской (воспроизводящейся и ныне), безусловно, антидемократична. Как исправить? Просто. Нужно дать каждому депутату не 1 голос, а столько голосов, сколько за него проголосовало избирателей. И большинство, и кворум считать именно по голосам избирателей. Всё будет гораздо демократичнее и проблема исчезнет. При наличии компьютьерной системы подсчёта голосов такой подход не представляет технической сложности.

Ещё я считаю, что округа должны быть многомандатными, но об этом как-нибудь в другой раз.
bantaputu: (El juez Garzón)
Сначала немного банальностей.
При современной "демократии" все принимаемые парламентом законы можно условно разделить на две части. Примерно 10% это законы, непосредственно касающиеся интересов владельцев заводов, газет, пароходов (далее - "ВЗГП"). И примерно 90% - законы, интересов ВЗГП никак не касающиеся. Вторая часть законов выполняет функцию маскировки первой части (поэтому она такая большая; чтобы спрятать лист в лесу). В рамках этой логики законотворчества в парламент страны избираются назначаются клоуны, задачей которых является сочинение второй части законов. При этом чем больше шума производят клоуны, тем лучше для выполнения основной задачи - маскировки интересов ВЗГП. Шум особенно хорошо производится глупостями и скандальностями. Поэтому если вы желаете увидеть качественно построенный парламент, то за примером далеко ходить не нужно. Собственно, мемы "Госдура" и "бешеный принтер" полностью соответствуют требованию основной задачи и запущены опытными профессиональными людьми в её рамках. Клоуны из парламента сочиняют сами 90% законов, производя шум, и тихо голосуют за оставшиеся 10%, которые им приносят со стороны. Так работает эта система.

Так вот, наблюдение. Если в какой-то стране в парламент избираются сами ВЗГП и их дети лично, то это не признак коррупции. Это явление на самом деле означает, что правящий класс данной страны не сформирован полностью или же недостаточно профессионален. Они просто ещё не умеют, как надо.
bantaputu: (El juez Garzón)
Предстоящие выборы в Верховную Раду Украины напомнили мне о нескольких довольно таки очевидных вещах - и я позволю себе напомнить о них вам.

У парламента, как известно, есть два основных способа формирования - мажоритарный и пропорциональный. Иногда из них тем или иным образом составляется смешанный способ. Способы принципиально отличаются друг от друга с точки зрения обеспечения субъектности избирателя. На ключевой вопрос выборов: "Кто определяет лиц, которые попадут в парламент?" способы отвечают совершенно по разному.
Довольномногабукаф. )
bantaputu: (El juez Garzón)
Волны Интернета принесли очередной никчемный шедевр. Путинские балалаечники разучили новую песню - "Нам необходимо сильное государство с единой идеологией, иначе нас съедят!"

Скудоумие птенцов гнезда потупчикова, конечно, доставляет и само по себе. Безотносительно к предмету как к таковому занятно, с чего они взяли, что именно им следует "продвигать" данную идею. Ведь их хозяева, путинские воры, имеющие сокровище свое и сердце свое в майамях, в принципе не способны ни построить сильное государство, ни создать хоть какую бы то ни было идеологию, не говоря уж о "единой", то есть развитой и претендующей на универсальное объяснение всего.

Однако наблюдения за безмозглой живностью сами по себе не отменяют необходимости разговора по существу и ответа на вопрос: как быть в России с сильным государством и единой идеологией? Нужны ли они нам, и если да, то где их взять?
Read more... )

Profile

bantaputu: (Default)
bantaputu

July 2017

S M T W T F S
      1
234 5678
9 1011121314 15
16171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 25th, 2017 12:47 am
Powered by Dreamwidth Studios